Отзывы

Последние 2,5 недели в Африке я проведу на Килиманджаро. Очень красивое место, ни с чем не сравнимое. Мы живем высоко в горах, окруженные облаками. Из-за большой высоты здесь не так жарко и не так много насекомых. Много зелени, десятки оттенков зеленого — от изумрудного до салатового. Все просто утопает в растениях — пальмы, банановые деревья разных сортов, кофе, какао и много всего прочего...

ФРАНЦУЗСКИЕ САНТИМЕНТЫ

Сломаны национальные стереотипы. Земля кажется маленьким шариком – почти в каждой стране у меня теперь есть хороший друг. 

Начну с конца, расскажу про последний день. Когда наконец мы сели вокруг прощального праздничного пирога, вдруг медленно до всех начало доходить, что вот все и закончилось. Что две недели веселья, улыбок и счастья пролетели и теперь всем придется вернуться к обычной жизни. Плакали почти все, даже мальчишки.

Конечно, пообещали писать друг другу и приезжать в гости, но прекрасно понимая, что не очень – то это реально...

 

Впечатления о лагере Huerto de la Cora (Jodar, Spain).

Впервые в жизни я увидела Андалусию, которую до этого знала только из стихов Лорки. Белая пыль на дорогах, тощие гладкие желтые псы в крытых дворах; женщины в длинных черных одеждах, открывающие деревянные ставни после солнцепека и выходящие на улицы по вечерам, чтобы поговорить на своем шипящем андалузском диалекте. Все было так, как и в стихах сотню лет назад! С другой стороны — машины с разносящейся на всю улицу музыкой, муниципальный бассейн, молодежь: похожие на оленят смуглые девушки с огромными, густо накрашенными глазами и ярко-красными губами. 

Мы жили в крошечном городке, затерянном среди гор. Я бы в жизни не узнала о его существовании, если бы не поехала туда работать. Это самое странное и прекрасное место на земле. Прошел уже почти год, а я до сих пор отчетливо помню каждую деталь. Всё было наполнено магией, и, казалось, весь лагерь это чувствовал. Нас было около 22 человек: итальянцы, испанцы, французы, серьезный юноша из Сербии, задумчивая девушка из Польши. Я не знаю, как это вышло, но между всеми нами, перекрестно, выстроились тончайшие сети взаимоотношений и понимания. В процессе работы так или иначе каждый из нас общался с каждым, и оказалось, что разницы между людьми из разных стран нет. 

Стерлись границы национальностей и религий. Юноша-мусульманин писал у себя на теле ярко-синей краской арабские символы, мы обливали друг друга водой, пудрили друг другу волосы цементным порошком, слушали пронзительную андалузскую музыку из горнов и барабанов, ходили на фестиваль фламенко и сами насмешливо потом пытались танцевать его, подвывая горловым «канте хондо», ходили гулять по ночам по трещащим от сверчков улицам, танцевали с андалузской молодежью, играли на фортепьяно, были на водопадах и в ярко-розовом олеандровом лесу, пели какую-то американскую попсу (оказавшейся известной для всех), ездили в Линарес-Баэсу - смотреть дом и школу Антонио Мачадо, испанского поэта.